Главная / Пресс-служба / Интервью, выступления, публикации
16.04.2019

Что стоит за очередной попыткой гуманизировать одну из самых грозных статей белорусского УК? Проблема 328

16.04.2019

Тема смягчения антинаркотического законодательства ожидаемо вновь оказалась в центре общественного внимания в начале апреля, когда открылась очередная парламентская сессия. Осенью депутаты из-за «необходимости доработать» так и не смогли принять во втором чтении законопроект, предусматривающий снижение нижнего предела наказания на два года по ч. 2, 3 пресловутой 328-й статьи УК.

Что стоит за очередной попыткой гуманизировать одну из самых грозных статей белорусского УК? И нужно ли это делать? Об этом – наш разговор с депутатом Палаты представителей Национального собрания Петром Атрощенко. Примечательно, что собеседник «в теме» не только как член Постоянной комиссии по национальной безопасности, но и в силу прежней профессиональной деятельности. Еще в 1998 году он возглавлял подразделение по борьбе с контрабандой и международным наркобизнесом Могилевского областного управления КГБ.

– Мировые наркодельцы на территории нашей молодой суверенной республики активно искали новые рынки сбыта. Противодействие этим попыткам и было нашей основной задачей, – замечает Петр Алексеевич. – Честно говоря, тогда даже не представлял масштабов данной проблемы в будущем. Особенно она обострилась после 2010 года, когда началось засилье синтетических наркотиков – спайсов. Редкая милицейская сводка обходилась без сообщений об отравлениях, гибели молодых людей. Законодательство не успевало реагировать на действия наркоторговцев, которым достаточно было изменить какой-либо ингредиент в составе спайса, чтобы опять безнаказанно торговать отравой.

К 2014 году ситуация, не побоюсь этих слов, стала угрожать здоровью и жизни нации. Государство среагировало жестко. Президентский Декрет №6 серьезно усилил наказание за наркопреступления по статье 328 Уголовного кодекса: ответственность – с 14 лет, срок лишения свободы – до 25 лет.

– За сбытчиков и распространителей наркотиков действительно взялись не на шутку…

– Декрет Президента сыграл свою роль, безусловно. Количество наркопреступлений снижается, не говорю уже о случаях смертности. К примеру, в 2017 году по статье 328 осуждено 2942 лица, а в 2018-м – 2452. Общее число осужденных несовершеннолетних по сравнению с 2015 годом уменьшилось более чем в четыре раза. Но говорить, что мы победили и обратного пути нет, не спешил бы.

– С другой стороны, за решеткой оказалось немало молодых людей, в том числе несовершеннолетних…

– И это, наверное, наша главная беда. Они ведь получили огромные сроки наказания – по 10, 12, 18 лет…

В конце прошлого года парламентская делегация побывала в Бобруйской ИК-2, где содержатся молодые люди, в том числе осужденные по статье 328. Конечно, очень жаль их. Получить в 16 лет 16 лет лишения свободы и осознавать, что на воле окажешься, когда пойдет уже четвертый десяток, конечно же, сложно. И понимаю родственников, близких этих несовершеннолетних, которые говорят:

«Почему 16, почему нельзя было 8? Ведь за иные тяжкие преступления, убийства дают меньше, а здесь такие огромные сроки…» Поэтому и родилась больше года назад идея снизить нижний предел наказания по частям 2, 3 статьи 328 на два года. Вообще предлагаются различные варианты смягчения антинаркотического законодательства. Прежде всего речь идет о предупредительно-профилактических мерах. Вплоть до того, что, если нарушил закон впервые, провести беседу или наказать административно, но не сажать в тюрьму. Ведь понятно, что, отсидев лет 15 за решеткой, человек вряд ли станет нормальным членом общества.

– Одни – за безусловную гуманизацию антинаркотического законодательства. Как, например, участники «Движения матерей – 328», пришедшие в первый день работы сессии к зданию парламента… Другие, наоборот, хотят дальнейшего ужесточения, вплоть до расстрельной статьи.

– Знаете, как-то одна женщина, практически уже потерявшая из-за наркотиков сына, сказала мне: если проголосую за смягчение наказания – перестанет со мной здороваться после этого. Так что у каждого своя правда. Поэтому сейчас очень важно слышать мнения всех людей. А в том, что дискуссия продолжается, не вижу ничего плохого, это нормальный, естественный процесс. Те же «Матери-328» требуют немедленно внести коррективы, и понятно почему. Состоялась не одна встреча заинтересованных сторон – депутаты, заинтересованные и профильные министерства, представители общественности.

Да, МВД против смягчения наказания. Но это – позиция правоохранительного ведомства, а есть еще, я так скажу, здравый смысл. Думаю, в ближайшее время поправка о снижении нижнего предела будет внесена и данный вопрос снимут с повестки дня.

Замечу, что активисты движения, о котором вы упомянули, ратуют не только за смягчение законодательства. Они добиваются улучшения условий содержания заключенных, пересмотра уголовных дел. Отдельные представители явно перегибают палку, говоря о правовом беспределе. И в том, что их дети находятся в местах лишения свободы, виноват кто угодно, но только не они сами.

Недавно на встрече с одним трудовым коллективом меня спросили: если сегодня прислушаемся к «Матерям-328», не возникнут ли другие группировки? К примеру, «Отцы-139», «Родственники-209»… Довольно непростая ситуация, согласитесь.

– Как вы относитесь к идее создать общественную комиссию с участием депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, для того чтобы по заявлениям родителей пересмотреть уголовные дела осужденных по 328-й статье?

– Отрицательно. Мой коллега-сослуживец однажды сказал: «Каждый должен грызть свою морковку». Депутату или квалифицированному юристу, не имеющему практики рассмотрения подобных дел, достаточно проблематично разобраться во всех нюансах, да и неправильно это. И коллективное же мнение зачастую может даже помешать.

В нашу комиссию сейчас приходит огромное количество обращений: родственники просят пересмотреть уголовные дела. Да, есть некоторая пища для размышлений… Но создание комиссии – это не выход из ситуации. Только суд – суд следующей инстанции – должен смотреть и принимать это решение. Но, конечно, мы держим на контроле рассмотрение компетентными органами всех обращений.

– Как известно, готовится законопроект об амнистии, которую планируют провести в нынешнем году по случаю 75-летия освобождения Беларуси. Ваша комиссия предложила применить амнистию в отношении несовершеннолетних и впервые осужденных по частям 1, 2, 3 ст. 328. Услышано ли мнение депутатов?

– На заседании комиссии по национальной безопасности все 8 ее членов проголосовали «за». Насколько мне известно, в МВД положительно оценили нашу инициативу. Поэтому мы ждем, что данная категория осужденных впервые в истории войдет в число амнистированных. Это правильно. Есть люди, которым хватило 2–4 лет, чтобы понять, что они никогда в жизни не вернутся к этому. И именно для них мы стараемся. Они все разные. Кто-то пошел на преступление ради денег. Есть наркоманы законченные, для которых очередная доза – смысл жизни. Кто-то из любопытства, по дурости решил покурить.

– И все-таки – ваша позиция?

– Я очень осторожно говорю о смягчении законодательства. Здесь точечный, индивидуальный подход необходим.

– Вы часто встречаетесь с молодежью и эту тему наверняка не обходите. Что обычно говорите молодым людям?

– Стараюсь говорить комплексно. Главный же посыл: любить свою Родину. Патриотизм на первом месте.

– Вы видите здесь связь?

– Причем прямую, непосредственную. Любить Родину – это значит уважать и ценить жизнь, родителей. Наверное, молодой человек с такой позицией сто раз подумает, прежде чем ступить на кривую дорожку, ведущую вниз. А вообще наши дети – это зеркало, в которое нам, взрослым, надо смотреться чаще. Тогда и проблем с ними меньше будет.

– Спасибо за разговор!

Беседовал Игорь ГОНЧАРУК

Заголовки публикаций в СМИ

Все публикации
Главные новости
Все новости Законодательная деятельность Международная деятельность Общественно-политическая деятельность