Рус Бел En
Главная / Пресс-служба / Интервью, выступления, публикации

Информационно-аналитическое управление

Почтовый адрес: 220010, Республика Беларусь, г. Минск,
ул. Советская, 11.

Факс:  +375 (17) 222-32-13
Тел.:    +375 (17) 222-64-75
             +375 (44) 755-22-94

Электронная почта: inform@house.gov.by

26.06.2020

Олег Гайдукевич – о выходе из президентской кампании, протестах и действиях силовиков

26 июня 2020

О причинах отказа от участия в избирательной кампании, политической ситуации в Беларуси, законности протестов и попытках дискредитации белорусских силовиков. Гость программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ – председатель Либерально-демократической партии Беларуси, депутат Палаты представителей Олег Гайдукевич.

- Олег Сергеевич, вы сейчас могли быть не просто кандидатом в кандидаты, а кандидатом в президенты, по сути. Я имею в виду, что вы могли иметь такой посыл в своей биографии. Вы не жалеете о том, что отказались от гонки?

- Я каждый день убеждаюсь в том, что принял правильное решение. Да, безусловно, я бы уже был кандидатом в президенты, после регистрации. Сомнений у меня это не вызывает, по сравнению со многими претендентами я и глава партии, и депутат парламента. И динамика по сбору подписей, которая у меня была (30 тысяч за несколько дней, которые я представил и журналистам и людям), показывает, что для меня это не составляет проблемы. Но на старте избирательной кампании я увидел то, что меня очень сильно обеспокоило. То, чего я не могу допустить в своей стране. Для меня президентские выборы – это борьба идеологий и программ, это дискуссия о будущем страны, когда каждый предлагает свой вариант развития ситуации. И в дискуссии мы выбираем лучшее – вот что такое президентские выборы для меня.

- Это в идеале.

- Да. На старте я увидел, что желание у многих претендентов и тех политических сил и игроков, которые за ними стоят, одно – свалить власть, а там разберёмся. Это для меня недопустимо. Это первое. Во-вторых, для меня важно понимать как для ответственного политика, как человека, который переживает за судьбу страны. Для меня не столько важно получить эту карточку кандидата в президенты. Я депутат, я уже состоялся. Для меня важно реализовать свою программу, свою идеологию и своё видение того, какой я вижу Беларусь в будущем. Что важнее, политические амбиции или судьба страны? Для меня судьба страны важнее. Потому что если страна сохраняется, если страна позволяет мирно жить и развиваться, то я гораздо эффективней реализую и свою программу, и свои задачи, и свое видение как политика. Поэтому я и принял такое решение, оставаясь в политическом процессе.

-Хорошо. Вы считаете, что, не участвуя в гонке, у вас будет больше возможностей отстоять свою точку зрения?

- Я участвую в гонке. Уходя я сказал, что я приму самое активное участие в президентских выборах. Я же не просто ушёл. Уходя я сказал, что я буду делать. Сейчас я планирую объехать всю страну со своей программой, со своей позицией, с предложением того, как людям вести себя на этих выборах. Я не уйду из политики и не уйду с этих президентских выборов. Я остаюсь депутатом, я остаюсь лидером партии, со своей программой, с активной деятельностью, которая только усилится. Я просто принял решение, что сейчас надо консолидировать страну. Уходя я сказал, что я вижу, что эти президентские выборы я не выиграю. Уходя я должен принять решение, кому люди могут доверить свой голос, кого они должны поддержать.

- Хорошо, доверили. 30 тысяч подписей вы отдали, по сути, в поддержку действующего Главы государства. К тем 2 миллионам, которые уже собраны. Это хорошо. Наверное, вы понимаете уже как политик и как человек, что это уже ничего не решает. Разве Президенту нужна «подпорка», или речь идёт о демонстративной поддержке?

- Во-первых, подписи невозможно передать.

- Я понимаю.

- Это подписи, которые отдавались в мою поддержку. Можно было уйти с выборов и сказать: «Я заболел коронавирусом, вы тут участвуйте, а я посижу и посмотрю в стороне». Я так не могу. Я ответственный человек. Я для себя определил, что мы должны на этих выборах консолидироваться и сохранить страну. Я принял для себя правильное решение. Я не просто призвал поддержать Главу государства. Я сказал поддержать Главу государства, но при этом я буду предлагать действующей власти учесть и нашу программу, мои предложения по реформированию страны. Что касается подписей, то я считаю, что Президенту не подписи нужны. Вы правильно говорите, что ему не «подпорка» нужна. Он самодостаточный политик, состоявшийся лидер страны. Ему нужна консолидация. Например, я показываю, что люди с альтернативной точкой зрения (я человек во многом с альтернативной точкой зрения) сейчас показывают пример консолидации страны во имя её будущего, при этом не предав ни свою идеологию, ни свою программу, ни свои убеждения. Я поступаю честно. Я не предаю ни своих избирателей, ни то, во что я верю. Более того, я убеждён, что я гораздо эффективнее смогу реализовать то, во что я верю.

- Это ваше право. Президент в Бресте буквально на днях иронизировал над цифрой 3%, которая сейчас стала уже мемом. Её уже специально культивируют. Интересно другое: когда те, кто подписываются под этим мемом, на ваш взгляд, поймут, что под петицией, под которой они всем миром собирали подписи, подписались как раз те самые 3%? Или это выгодно не замечать?

- Это выгодно не замечать. К сожалению, на этих выборах, которые уже сейчас активно идут, меня беспокоит то, что все забыли про программу. Никто сейчас не говорит ни о программе, ни об идеологии, ни о чём. Речь сейчас идёт о том, как дискредитировать и свалить власть. Более того, посмотрите, что происходит. Многие политики, которые уже 20 лет находятся в оппозиции, живут непонятно за что. Прекрасно мы знаем, за чей счёт они живут, известно, из каких источников финансируются. Они забыли свои идеологии, забыли свои программы. Они думают только об одном: какая разница, какая программа, какая разница, что говорит тот или иной претендент, главное – свалить власть, свалим – потом разберёмся. Они в открытую об этом говорят.

- О суверенитете речи уже не идёт.

- Нет. Ни о суверенитете, ни об экономике, ни о политике. Одна задача: свалим власть, а потом разберёмся. Кстати, всё это было и в других странах. Пусть Украина надоела, вспомним Ющенко. Это был такой таран вокруг него, помните. Все забыли про программу: давайте Ющенко – свалим власть, потом разберёмся. Что стало с Ющенко? Самого свалили. Я вижу желания политиков, которые используют людей, которые искренне хотят перемен. Давайте разделять политиков, обманщиков и тех людей, которые хотят использовать в том числе людей с протестным, критическим настроением. Они есть. Это нормально.

- Вы сами сказали: «Я не могу быть проституткой». Извините, это ваши слова. Я говорю об этом, потому что сейчас в интернете мы видим выражения гораздо хуже. Травля. Те, кто думают «не так», те, кто «топит» за власть, депутаты, известные спортсмены… Им говорят, чтобы они умерли, чтобы пострадали их близкие. Это нынешняя реальность. Молодые персонажи Facebook сейчас, наверное, не понимают и, возможно, удивятся тому, что я сейчас скажу, но все эти технологии, которые мы с вами сегодня видим – это 73-й год, методичка политтехнолога Шарпа с характерным названием «Политика ненасильственных действий». Мы ведь именно это сейчас наблюдаем?

- Безусловно. Именно это мы сейчас наблюдаем. Самое интересное, что ничего нового и не придумано. Если взять все мирные «цветные революции», то все технологии одни и те же. Хотя мирных революций не бывает. Все технологии одинаковые. Всё одно и то же: дискредитация, оскорбления, запугивания. Всё это подаётся под мирным соусом: мы такие мирные ребята, всё нормально. При этом пытаются навязать такую точку зрения, что только одна точка зрения правильная. Иметь альтернативную точку зрения – это настолько якобы плохо. Сразу накидываются, причём не только реальные люди, но и целые фабрики ботов, которые существуют. Это работа, которая на протяжении многих лет отработана во многих станах. Мы должны чётко разделять людей, которые хотят каких-то перемен, которые имеют альтернативную точку зрения, которых просто используют в этих технологиях. И людей, которые на этом, во-первых, зарабатывают деньги, во-вторых, сознательно этим занимаются для дестабилизации ситуации в стране и решения своих вопросов, в том числе по приходу к власти через улицы. Мы должны людям объяснять одну простую вещь: хороших революций не бывает. Как бы она не называлась: кастрюль, роз, достоинства. Всё это мы уже насмотрелись. Революция – это всегда кровь и насилие. Ни одна революция не делала толчка вперёд на постсоветском пространстве. Все революции – это откат назад, нищета. Революционеры живут хорошо, а люди живут ещё хуже. Где революционеры с майдана сейчас, которые её делали. Вспомните фамилии, я могу их назвать. Уже половина из них уехала в США и другие страны, живут там. А где люди? Люди стали жить лучше? А другие страны, другие революции? Назовите хоть один хороший пример. Их нет.

- Олег Сергеевич, давайте глубже рассмотрим эту методичку, по пунктам. Например, пункт №18 – использование определённых символов. Сегодня это рамочки в Facebook или картины Сутина, которые используются. Пункт №16 – пикетирование,  пункт №7 – карикатуры и мемы. Мы видим это сплошь и рядом. Ещё присутствуют «карусели», давление, использование известных личностей (например, художников, журналистов, спортсменов или ещё кого-то). Это всё уже было. Всё это можно перечислять до бесконечности. Буквально на этой неделе мы стали свидетелями того, как в том же «ванильном» Instagram одновременно, c разницей в один день, а то и в тот же день, начинают выходить посты у аполитичных девушек, которые ещё вчера рекламировали аптеки, детское питание, бельё и так далее. А сегодня они уже выступают с политическими заявлениями примерно одного содержания. Потом выступает артиллерия покрупнее – из топовых и не очень ведущих корпоративов, которые засветились когда-то на телевидении. Они при этом забывают сказать, что их коллег, с которыми они когда-то работали, жёстко оскорбляют в интернете, желают смерти, как мы говорим. Это реальность, откройте любой Instagram, любые комментарии. Но ведь скоро агентства, через которые всё это было нанято, и суммы наверняка будут известны. Они искренне надеются, что это останется незамеченным? Вы же бывший правоохранитель.

- Конечно, не останется. Всё всегда становится явным. На мой взгляд, лучший ответ на любую ложь – это правда. Правда всегда побеждает ложь, то есть открытость и правда. Надо всё называть своими именами, не бояться и не стесняться об этом говорить. Конечно, это информационные технологии. Конечно, это всё делается специально.

- Это информационная война.

- Да. Это один из элементов сценария любых событий, попыток «цветных революций», которые осуществляются во всех странах. Конечно, под это попадают, может быть, искренние люди, но и те, кто просто ведёт себя непорядочно, или тот, кто просто использует эту ситуацию для хайпа, получения какой-то дешёвой популярности. Самое страшное, что таким образом люди, которые за всем этим стоят, пытаются расколоть белорусов, поставить их друг против друга,  заставить друг друга ненавидеть.

- К сожалению, это уже происходит.

- Это страшно, недопустимо. Это очень плохо. Это путь, который мы должны обязательно пресечь и не допустить. Это хуже, чем ненависть друг к другу в одной стране, где мы всегда будем жить вместе, мы никогда друг от друга не денемся. Ненависть – это путь в никуда. Я считаю, что это недопустимо, а кто-то это делает сознательно. К чему это может привести? К тому, что кто-то надеется, что мы должны поменять свою позицию, предать свои убеждения, идеалы. Этого не будет. Это попытка людей настроить друг против друга, попытка заставить ненавидеть и выплеснуть это потом на улицу. Это делается не только для того, чтобы мы писали в Facebook и друг друга ненавидели. Это всё делается для того, чтобы рано или поздно это всё выплеснулось на улицу, для того, чтобы судьба страны решалась на улице. Вот что за этим всем стоит.

- Про выборы все уже забыли.

- Забыли. Вот вам ещё один ответ, почему я снялся с выборов. Где выборы в том понимании выборов, в котором они должны быть: программа, идеология, спор о будущем страны, спор о том, что будет в стране через пять лет?  Где мне сейчас ходить и о программе рассказывать? Просто говорить о программе, когда речь идёт о том, останется ли наша страна суверенной и независимой, единой, той единственной республикой со всех стран постсоветского пространства, где не было допущено ни кровопролития, ни раскола по национально-религиозной почве. Ведь мы этого не допустили. Вот что сейчас стоит на кону страны.

- Мы сейчас видим то, что происходит в сети. Люди позволяют себе переход на национальности. Это уже происходит, когда человеку и ведущему говорят «потому что ты еврей». Представьте ситуацию, чтобы произошло с людьми, если бы в Америке, в развитой демократии сказал бы «нигер» или «еврей». Сколько бы его имущества было в сохранности, как долго бы его не замечали? Очевидно, что у нас это начинает культивироваться искусственно. Если мы коснулись этих программ, ведь вы, наверное, читали аналитиков, которые говорят конкретно: «Весь мир мы разрушим до основания, а затем…» А затем что? Улучшим жизнь? За счёт чего? Это то, что мы видим сейчас. Я вижу сведение личных счётов, обиженных, которые были уволены когда-то, контраргументация в отношении высказываний Президента, оскорбления я тоже вижу. Но вот борьбу программ, как вы говорите, я точно не вижу.

- Я ещё кое-что вижу. Самое страшное – это начинать сначала. В 1917 году мы начали сначала, наши деды отстроили страну. В 1991 году белорусы начали опять сначала. Сейчас я слышу призывы и разговоры: «Слушайте, всё, что мы делали 26 лет, – это всё плохо, ужасно». Более того, говорят те (я не буду сейчас фамилии называть претендентов некоторых), которые по 20 лет работали на должностях высоких, стояли рядом, и вдруг прозрели, уволившись с работы. Наступает прозрение, когда тебя не назначили никуда: оказывается, мы 26 лет делали плохо, надо делать по-другому. И опять начинать сначала. Если мы будем постоянно начинать сначала, мы никогда не будем жить хорошо. Мы должны ценить то, что мы построили. Мы должны раз и навсегда сказать себе в стране: мы никогда больше разрушать ничего не будем, мы будем только двигаться вперёд.

- Сейчас очень «горячая» тема правоохранителей – ваших бывших коллег. Я своих журналистов, в любом случае, не просто не дам в обиду, а сделаю всё для того, чтобы их оградить. Но гораздо хуже, когда одна из технологий направлена не только на медийных людей, но и силовой блок. Потому что главное правило революции – расшатать силовиков для того, чтобы они забыли свой долг, забыли про закон, забыли про порядок в стране. Понятно, что правоохранители должны реагировать. Я понимаю, что может быть перегиб в той или иной ситуации. На ваш взгляд, какая цель преследуется сейчас тем, что постоянно ОМОН, милиция, правоохранительные органы в целом, КГБ, прокуратура сейчас попадают под удар – это те мемы и фотографии, которые выкладываются в сеть с якобы силовиками, которые отказываются от своей работы. Что это, на ваш взгляд?

- Я знаю эту систему очень хорошо. То, что происходит вообще, – это попытка дискредитации силовых структур. Мы её видели не только на этих выборах, но и на протяжении всего существования нашей страны. Периодически такие попытки предпринимаются.

- Каждые пять лет.

-Да, но иногда и в промежутки. Иногда все забывают о том, что сделали наши силовые структуры для нашей страны. Я могу напомнить. Людям надо это рассказывать. Молодёжи надо это рассказывать. Мы победили организованную преступность. Я помню середину 1990-х годов, когда каждую неделю в любом районе было несколько небытовых убийств.

- Но вы были самым молодым руководителем РУВД.

- Я был самым молодым руководителем милиции в истории РУВД Мингорисполкома. Я этим горжусь.

- В 30 лет?

- В 29. Даже в 27 лет я уже исполнял обязанности. В 29 лет я уже был официально назначен на должность. Я помню эти годы. Я помню, когда меня родители боялись вечером отпускать гулять. Мы победили организованную преступность. К нам приезжают люди со всех стран, и они не боятся вечером ходить по улице. Мы должны про это говорить, потому что это наше достижение. У нас нет организованной преступности. Преступники были, есть и будут, но мы калёным железом выжигали преступность. Это наше достижение, и достижение не абстрактное. Это достижение конкретных офицеров, которые погибали! Это же люди, которые умерли ради того, чтобы мы сейчас жили спокойно в этой стране. Я убеждён, что сил у государства, у руководителей, у самих силовиков защитить себя от этой дискредитации хватит. Мы просто не должны забывать говорить им спасибо. Нужно понимать то, что происходит в этой ситуации. Если кто-то рассчитывает и надеется, что офицеры, люди, которые служат этой стране, предадут её, убегут – это пустые надежды. По одной простой причине, когда эти технологии начинают применять у нас, перетаскивая из других стран, забывают, что в тех странах, где это получилось, 20 лет делали всё, чтобы уничтожить свои силовые структуры: не платили им зарплату, всячески унижали. Помните начало 1990-х годов у нас? Когда «офицер» – это не звучало гордо, люди боялись в форме ходить, стеснялись. Или кто-то хочет, чтобы у нас было, как в соседней стране, когда к прокурору района заходили в кабинет с автоматом, ставили его на колени, унижали? Нам не нужны вот такие шариковы и швондеры с их программами в духе «разделим и поделим». Нам такое не нужно, нам нужно реальное развитие нашей страны.

Более того, это говорит человек, который во многом критикует власть и будет критиковать, который имеет своё мнение по политической, экономической повестке. Почему я убеждён, что это не получится? Люди у нас всё-таки умные. Я верю в белорусов. Я много сейчас общаюсь с людьми как депутат, как лидер партии. Я езжу по стране, по предприятиям, по трудовым коллективам, просто встречаюсь с народом. Люди часто критикуют по каким-то вопросам, люди хотят каких-то перемен. Но все люди едины в одном: беспредела нам не нужно точно. Сказки нам рассказывать не нужно, что кто-то зарплату увеличит в два раза или пенсию в три раза поднимет. Сказки рассказывать не надо. При этом я не отрицаю, что где-то есть бездельники, коррупция, невыполнение указаний, безынициативность. Об этом надо говорить.

- Хочу затронуть ещё одну тему. Ситуация на улицах: молчаливые пикеты несогласных или мирные демонстрации. Объясните, насколько это соответствует закону?

- Есть закон «О массовых мероприятиях», где всё чётко прописано, как это происходит, когда и почему. Я на сегодняшний день вижу во многих случаях использование технологий, которые опять же применялись во многих странах для организации в дальнейшем массовых акций незаконных протестов, которые должны, по мнению организаторов, в конечном итоге привести к более тяжёлым последствиям – к противостоянию с силовыми структурами, к борьбе за власть на улицах наших городов. С этого всё всегда начиналось. Не надо рассказывать нам сказки. Если претендент говорит: «Слушайте, я же на площадь не зову, но если люди придут, то я обязательно к вам приду». Что это, как не призыв? Это недопустимо.

- И у нас будет как в Румынии.

- Да. Давайте говорить правду. Каждый претендент должен сказать, если он нормальный, порядочный политик: «На улицах судьба страны никогда решаться не должна». Так, как говорю это я, так, как это говорит Президент, так, как это говорят любые другие нормальные политики. На улицах судьба страны решаться не должна. Но они же так не говорят.

- У вас нет впечатления, что закон пытаются повернуть то в одну сторону, то в другую. Закон «О массовых мероприятиях», в нём предусмотрены места, где это можно проводить, предусмотрен алгоритм, как это делать?

- Конечно.

- То есть это не запрещено?

- Нет.

- Что мешает им, на ваш взгляд, организоваться и, допустим, пойти на площадь Бангалор или ещё куда-то?

- Не будет массовости, которой бы им хотелось. Если делать так, как прописано в законе – собирайтесь на площади, собирайте все свои штыки и выходите, подавайте заявку и делайте. Во-первых, не будет такой массовости, во-вторых, выбираются те места, где люди идут в магазин, где текучка какая-то идёт, в-третьих, картинки не будет. Нужна картинка противостояния, что где-то кого-то крутят, задерживают, кого-то ударили. Для чего это делается? Чтобы ещё больше разжечь ненависть и противостояние. Многие же люди не будут разбираться, что стоит за этой картинкой, что стоит за этим задержанием.

- Мы можем говорить о том, что те, кто организовывает эти мероприятия,  несут ответственность за то, что невинные и случайные люди попадают.

- Конечно. Более того, я уверен, что кого-то могли привлечь неправильно. Виноват в этом организатор в первую очередь. Организатор любого массового мероприятия несёт персональную ответственность за безопасность своих людей, сторонников, тех людей, которых он призывает. Поэтому и заявок нет, что надо нести ответственность. А моральная где ответственность за то, что ты людей подставляешь под удар. Ради каких идеалов ты это делаешь? Это когда мне рассказывают в отдельных странах: мол, они умерли за демократию. Гроб лежит, мать осталась без сына, семья лишилась отца. Они рассказывают, что этот всё ради демократии. Мы видели, как страны уничтожали ради демократии. Югославию разбомбили ради демократии, Ирак, Ливию, Сирию уничтожили ради демократии. Сирию сейчас восстанавливают – закон и порядок. Мы не видели эту борьбу по всему миру ради демократии. Только гробы останутся гробами, трупы не воскреснут. Политики не проливают кровь, они сидят и рассказывают сказки, а люди простые умирают на улицах потом, подставляются под дубинки. Вот и всё. О какой ответственности сегодня может идти речь?

- Олег Сергеевич, действительно, история давно показала, что выборы не должны решаться на улице, что революция – это плохо. Вы достаточно красочно это описали. Я полностью подписываюсь под каждым словом. Но многие из тех, кто по наивности и по своим реальным убеждениям выходят на якобы мирные акции, наверное, историю не учили или считают, что к ним это не будет иметь отношения. Обращаясь к ним, чтобы вы хотели сказать?

- Я не только сегодня буду к ним обращаться, я буду обращаться к ним каждый день. Мы должны это делать постоянно – все те, кто имеет понимание этого. Мы обязаны делать это в силу не только своей государственной позиции, а просто в силу своих убеждений, желания хорошего будущего для своей страны. Я бы им сказал о том, что надо читать историю. Вы правильно говорите, что многие из них не читали историю. Время летит. Уже пришло новое поколение, которое эти вещи не знает. Оно родилось в 1990-е годы. Это поколение не жило в те годы, не смотрело на события в соседних странах. С ними нужно разговаривать. Недавно Президент встречался с людьми с альтернативной точкой зрения. Мне это очень понравилось, потому что мы должны понимать две вещи. Во-первых, никогда не будет так, что в стране все будут придерживаться одной точки зрения. И это не нужно. Это хорошо, когда есть разные точки зрения, дискуссия, разные мнения. Молодёжь должна чётко понимать: чтобы наша страна процветала, действительно должна быть дискуссия, и мы должны уметь слышать и слушать друг друга. И второй, самый главный момент, – это закон. Если мы когда-нибудь пойдём по пути решения любых вопросов вне закона, неконституционным путём, то мы скатимся в никуда. Мы никогда ничего не решим. Мы никогда не должны допустить, чтобы агрессивное меньшинство (как в некоторых странах) управляло или решало судьбу  спокойного большинства. А мы всегда это видели в других странах, когда организованное, агрессивное, активное меньшинство пытается решать судьбу всей страны. Мы этого не допустим. Я сторонник плюрализма, демократии, разных точек зрений, у меня свой взгляд на развитие политической системы страны. Я считаю, что её надо модернизировать. Но при этом я никогда не поддержу, буду жёстко выступать против таких политиков и против таких предложений.

- Вы не только опытный правоохранитель, но и политик. Есть человек, допустим, ещё не определился, но голосовать хочет. На какие обязательные принципы, высказывания, лозунги ему нужно сегодня обратить внимание, чтобы сделать выбор?

- Люди должны обязательно идти на избирательные участки. Ничего, кроме выборов, для изменения ситуации в стране и для того, чтобы повлиять на то, как будет развиваться страна, никогда не было, нет и не будет. Значит, есть во всём мире два способа изменения ситуации в стране – выборы и революция. Третьего пока никто не придумал. Поэтому только выборы. Обязательно нужно идти на выборы и делать свой выбор. Второй момент – почему я выступаю за развитие политической системы страны, выборы по партийным спискам? Это уже моё мнение как депутата, как лидера партии. Я выступаю за системную, предсказуемую политику, за то, чтобы люди смотрели и видели не только человека, но и ту команду, которая за ним стоит. Первый мой посыл: смотрите, кто стоит за этим человеком, какие политические силы. Посмотрите сколько партий, общественных организаций или политиков забыло свою идеологию, забыло свои программы,  уже вступило в программу какого-то претендента с одной целью – свалить власть, а потом разберёмся. Думайте об этом. Как можно было предать свою идеологию и программу? Я не предам свою программу, свою идеологию, партию и свои убеждения никогда,  ни при каких обстоятельствах. Второй момент, на который люди должны смотреть, – это то, что сказки рассказывать легко, критиковать ещё проще. Тяжело работать, делать и достигать. Третий момент: а не переобулся ли человек налету? Может, 20 лет человек говорил одно – и вдруг в один день человек прозрел.

- Это самая худшая позиция.

- Четвёртый момент: категорически отметайте тех, кто говорит, что судьба страны, даже теоретически, может решаться на улицах и площадях. Если вы с таким настроением придёте на избирательный участок, вы сделаете правильный выбор и поддержите ту позицию, которую занимаю я.

- Олег Сергеевич, у нас сегодня совершеннолетие – 18 лет телеканалу ОНТ. По сути, мы тоже можем голосовать. Во всём, что вы сказали, есть, наверное, главный посыл, на котором я хотел бы акцентировать внимание, – предателей не любят нигде, они никогда не отмоются от предательства. Я думаю, это главное, что нужно запомнить. Я подписываюсь под тем, что вы сказали.

- Спасибо.

- Спасибо за разговор.

Заголовки публикаций в СМИ

Все публикации
Главные новости
Все новости Законодательная деятельность Международная деятельность Общественно-политическая деятельность