Главная / Пресс-служба / Интервью, выступления, публикации

Информационно-аналитическое управление

Почтовый адрес: 220010, Республика Беларусь, г. Минск,
ул. Советская, 11.

Факс:  +375 (17) 222-32-13
Тел.:    +375 (17) 222-64-75
             +375 (44) 755-22-94

Электронная почта: inform@house.gov.by

06.03.2020

Сто дней до призыва

07.03.2020

Мы продолжаем публиковать рассуждения и наблюдения депутата Сергея Клишевича. Его материалы касаются актуальных тем, которые затрагивают граждане во время депутатских приемов, а также вопросов, освещаемых на общественных мероприятиях, в которых принимает участие депутат (начало в номерах «СБ. Беларусь сегодня» от 24 января, 8 февраля, 21 февраля с.г.). В этот раз речь пойдет о службе в армии.

Если верить отдельным электронным СМИ, в белорусской армии только и делают, что красят траву ломами в перерывах между суицидами и убийствами. А теперь, после «закона об отсрочках», за границу уедет последняя молодежь, включая глухих и слепых, потому что «брать начали всех». Поговорим об истерии, которая нагнетается вокруг армии перед майским призывом.

Скучные цифры

Сокращать перечень отсрочек — объективная необходимость. В начале 2000‑х наблюдался избыток призывников. Отсрочками снижали нагрузку на армию. Сегодня ситуация поменялась. Льготы вынуждены убирать из‑за недобора. Майский призыв пройдет уже по новым правилам. Ранее Минобороны отмечало, что под действие нового закона подпадут в целом до 2 тысяч белорусов весной и до 3 тысяч осенью. Это примерно 10 — 15% всех призывников. Много это или мало? Для сравнения: в прошлом году вузы окончили 56 тысяч человек. При этом для нормальной комплектности армии необходимо призывать около 10 тысяч, но реально призывали всего около 4 тысяч. Остальные имели законные основания не служить. Но государство не просто так расширяет призывную базу. Напомню, что в феврале этого года Президент подписал Указ № 48, согласно которому отслужившие срочники и резервисты смогут бесплатно пойти учиться на подготовительные курсы в ссузах и вузах, а впоследствии будут иметь преимущество при выборе места распределения. За семьями военнослужащих сохраняется жилье в государственных общежитиях на все время срочной службы. Предусмотрены и иные льготы.

Почему некоторые не хотят служить?

Демографическая яма, которая образовалась из‑за спада рождаемости в 1990‑е годы, накладывается на ситуацию в конкретной семье. Здесь существуют две крайности: во‑первых, есть дети из неполных семей, которые вообще не имеют представления о службе, о военных — им неоткуда брать положительный пример. Вторая крайность — это, наоборот, предвзятость со стороны родителей, которые застали армию начала 1990‑х годов: в плачевном состоянии, с неуставными отношениями, воровством, пьянством и прочим негативом. В обоих случаях неприятие воинской службы идет из семьи, и, чтобы его переломить, нужно наглядно демонстрировать современную службу, а не ограничиваться устными разъяснениями или статьями. Поэтому, на мой взгляд, за 1 — 2 года в высших и средних специальных учебных заведениях желательно познакомить студентов и учащихся с военным бытом, ровесниками‑срочниками, условиями службы, дать им пообщаться в неформальной обстановке. В университете это повлияет на осознанный выбор военной кафедры и военной специальности, когда такая возможность появится. Определенные шаги в этом направлении уже делаются. Например, в прошлом году Министерством обороны и Министерством образования был подготовлен указ о так называемой сетевой подготовке. Он позволит обучать студентов тех вузов, где нет военных кафедр, закрепляя их за другими вузами. Для всех прочих будет доступна служба в резерве, позволяющая отслужить с минимальным отрывом от семьи.

А вот Польша, где армия контрактная, идет еще дальше. Там для студентов реализована программа военной подготовки на добровольной основе. С 2018 года на базе вузов формируют «академический легион», где студентов обучают военным навыкам. Впоследствии это дает им преференции для работы в силовых структурах. Само обучение проходит в воинских частях вооруженных сил Польши. Примерная тематика курсов: спасательные тактики, коммуникация и кибербезопасность, стрельба, тактические действия в поле и в городских районах, альпинизм и прочее. На мой взгляд, стоит подробно изучить польский опыт и перенять аналогичные формы подготовки студентов, не ограничиваясь военной кафедрой.

Международный контекст

Важен и международный контекст: политические новости или хотя бы заголовки сейчас читают все. Однако то, что выдают оппозиционные СМИ на военную тему, является эталонным образцом шизофрении. Последние годы они активно убеждали, что пора копать окопы и бросаться под танки, чтобы противостоять «российской оккупации» (хотя, напомню, у нас единая группировка войск).

Но как только замаячила призывная реформа, публика переобулась в воздухе и начала ныть про «дыктатарскае», «небеларускае войска», в котором ничему не учат и нельзя служить.

И, как ни удивительно, сфера СМИ в военном противостоянии играет не последнюю роль.

Современная информационная война — это комплексное внедрение дезинформации. Такие операции чаще всего происходят в преддверии серьезных конфликтов или принятия каких‑либо важных политических решений. Но и в мирное время желательно, чтобы рыба гнила с головы. В нашем случае идет речь о формировании «элиты» с альтернативной точкой зрения, которая понимает государственные интересы очень специфически, по принципу «моя хата с краю».

Косвенно на это работает тот факт, что молодежь сейчас весьма прагматична и считает деньги. Срочная служба ею рассматривается не как защита Отечества, а как упущенная выгода за период службы. Опять же, есть две крайности — это либо полное безразличие к своей стране и культ эмиграции, либо милитаризм и ненависть по отношению к соседям. Оба явления опасны и разрушают общество изнутри, поэтому идеологию вокруг военной сферы надо выстраивать крайне тщательно.

Что для этого нужно? Как минимум студент не должен узнавать о белорусской армии из контента иностранных ресурсов, вещающих на Беларусь. Кроме того, следует улучшить качество допризывной подготовки школьников, над чем активно работает Министерство образования.

Пару слов о тех, кто «сумел откосить»

Возможно, где‑тонедорабатываютиправоохранительныеструктуры. Периодически коррупция выявляется на низовом уровне, от поликлиник до военкоматов.

Типичный пример: если стать на рентген стопы с двумя полными канистрами в руках — получается вполне легальный снимок плоскостопия, который подписывает «нужный» врач. Призывной комиссии оставалось только разводить руками.

А в настоящий момент манипуляции сместились в законную сферу.

Ряд фирм оказывает юридическое сопровождение призывникам, помогает оспаривать медицинские заключения, готовить документы и избегать призыва легальными способами. Формально такая деятельность законна, и даже при отсутствии заболеваний удается затянуть призыв за счет обжалований в суде. Такая схема особенно актуальна для тех, кому не успевало исполниться 27 и требовалось выиграть дополнительные полгода.

Наконец, существовала схема фиктивного поступления в вузы, например, в магистратуру или аспирантуру в Российской Федерации.

Есть, конечно, и те, кто уезжает не на бумаге, а очень даже реально. Но каков масштаб этого явления? В частности, в ходе парламентской кампании распространялся тезис о том, что молодежь начнет массово уезжать, «спасаясь» от призыва. Хотя и ранее часть призывников легально выезжала за рубеж на учебу, а затем получала паспорт для постоянного проживания за пределами Беларуси. И в данной ситуации наша страна не является чем‑то уникальным — ведь едут и к нам. Если посмотреть данные ООН, то за рубежом находится около 22 тысяч белорусских студентов, а в страну приезжает более 16 тысяч иностранных. Баланс вполне соблюдается. Но опять же, на эмиграцию, как правило, настраивают в семье, и такие решения не принимаются быстро и только чтобы не служить.

Так что, как ни странно, идти в вуз и аспирантуру, чтобы откосить от армии, — уже вчерашний день. Поэтому нынешние изменения правил призыва никаким образом не отразятся ни на качестве высшего образования, ни на оттоке кадров. Эти процессы практически не связаны между собой.

А чтобы понимать логику наших политических оппонентов, нужно вспомнить опыт Украины. При «плохом» президенте Януковиче там был отменен общий призыв, а затем «хорошая» новая власть моментально возобновила срочную службу, когда появилась необходимость. Поэтому то, что мы наблюдаем в белорусском интернете, — это попытки использовать государственную повестку в стиле «Баба‑яга против». Оппоненты власти либо делают вид, либо сознательно не желают разбираться ни в причинах, ни в следствиях государственных решений.

Сергей КЛИШЕВИЧ, депутат Палаты представителей Национального собрания.

Заголовки публикаций в СМИ

Все публикации
Главные новости
Все новости Законодательная деятельность Международная деятельность Общественно-политическая деятельность